Судьба шлёт знаки, или На …

689

Глава 1 – Пустота

В «Короле Льве» есть такой момент, когда Симба подходит к водоёму, заглядывает в отражение и видит себя, отца и звёзды. Я же смотрю на свой стакан виски и ни отражения, ни звезд там не обнаруживаю, лишь медленно плавающие кубики льда, изредка ударяющиеся друг о друга.

– Как символично, – бурчу себе под нос, – За тебя, Симба.

Делаю глоток и ставлю стакан на место.

Сегодня мне исполнилось 28, у меня всё неплохо: работа, дружба, отношения – всё как у людей. Разница лишь в том, что в один момент жизнь для меня потеряла яркие краски. И вместе с тем пришла пустота, которую всегда хочется чем-то заполнить.

Со стола беру пачку сигарет, откидываюсь на диван и медленно обвожу взглядом полупустой бар. За соседним столом сидит пара и там любовь— это легко понять. Парень смотрит на свою спутницу и забывает моргать, а его рука медленно, но верно движется к середине стола. Хм… Удобно и практично! В случае чего можно сделать вид, что тебе срочно потребовалась соль. Ближе к центру зала сидит шумная компания и, ей-богу, есть ощущение, что они не виделись сотню лет – нескончаемое бу-бу-бу, словно включил радио.

– Все при деле, – говорю я, выдыхая дым.

– Эй, балбес, опять сам с собой разговариваешь?

Обернувшись, я увидел своего старого друга. Он стремительно вытянул меня из-за стола и крепко обнял.

– И давай не начинай, знаю, что ты не любишь все эти дерганья за ушки и тосты в честь именинника, но знаешь? Наплевать!

В этом весь Дэн. Мы дружим с 7 класса, и мне крайне редко удаётся на него злиться. Его кудрявые волосы и хитрый прищур напоминают те веселые деньки, когда мы просто жили, дурачились и совсем не думали о завтрашнем дне.

– Ты чего кислый такой, Алекс? Помятый какой-то! Сегодня твой день, мужик, сделай лицо попроще и расслабься, к тому же у меня есть для тебя новость.

– Какая новость?

– Новость, которая подождёт, а теперь хватай стакан и за дядю Дэна. Вооот, вот так.

Он делает знак бармену повторить и уже серьезным тоном говорит:

– Слушай, представь, что завтра ты проснёшься совершенно другим человеком, события закрутятся и завертятся так, что остановить уже не получится.

Сделав паузу и хитро улыбнувшись, он продолжил:

– Вот так, выйдешь за пределы бара, плюхнешься в кровать, и жизнь по другому сценарию пойдёт, представил?

– Мне закрыть глаза что ли нужно или с открытыми представить?

– Смотри на меня и не моргай, как тот заклинатель змей справа от меня!

– О, ты тоже заметил?

– Само собой, мне так и хочется капли для глаз вручить этому бедолаге… Так, а ты не отвлекайся, да, лучше закрой глаза, а то неловко как-то получится.

– Ну ладно, – я отпиваю еще глоток и закрываю глаза, чувствуя лёгкое головокружение.

– Тебе тепло и хорошо, – завывает Дэн. Твоё дыхание ровное, плечи распрямляются.

Ты, вдыхая воздух, чувствуешь, как твои лёгкие наполняются… ты расслаблен и проваливаешься всё глубже и глубже в пучину собственного сознания. Всё глубже и глуууубже. Твои обиды и печали остаются в прошлом… Что ты чувствуешь?

–Ничего… и ты пиха… Какого хрена ты пихаешь мне в нос салфетку?

– Извини, это часть шаманского ритуала. А ещё я неделю назад отправил твоё резюме в одну интересную компанию и сегодня получил ответ… Ты принят. Ну как принят…

– Постой, что? Какое, блин, резюме и какая интересная компания?!

– Ну резюме! Пунктуальный там, внимательный, трудолюбивый!

– Я ПОНЯЛ! У меня есть работа, и завтра мой руководитель отрежет самурайским мечом мне два пальца на ноге, если я поделюсь с ним этой новостью.

Дэн молча смотрит на меня и лишь хмурит брови.

– Если только два пальца, то не страшно. Ты мне каждый вечер пятницы про счастье задвигаешь, про то, что жизнь проносится, а ты всё в стороне стоишь. Угадаешь почему?

– Потому, что я пьян?

– И да, и нет! Да, потому что по трезвяку ты та ещё скряга на эмоции, а нет – потому что ты, дружище, занимаешься не тем. Ты несчастлив и давно уже знаешь это, но умом отказываешься в это верить…

На миг мне показалось, что звуки перестали существовать и лишь набирающий обороты стук сердца заменял фоновую музыку. Да, не такие слова я ожидал услышать в свой день рождения. Мне нужно подышать. СЕЙЧАС.

Хватая сигарету, на ватных ногах я вылезаю из-за стола и иду к выходу. Открыл дверь, в лицо ударил холодный воздух. Облокотившись на стену, я медленно делаю затяжку и так же медленно осознаю правду. Больно становится, когда сказанная истина от близкого тебе человека синхронизируется с твоим внутренним голосом.

Счастье никогда не было гостем в моей душе, а периодические удовольствия были лишь блёклыми отголосками. Я не сентиментальный, нет, но вопреки своей уверенности, что «Мужик, он же не плачет!», мои глаза увлажнились, а рука как-то неестественно подёргивалась. Хотелось ударить кулаком о стенку, но так бывает только в фильмах. В реальности исход другой – глухой звук, боль от пальцев до висков и собственный ор от ужаса, что сломал кисть или еще что-нибудь, и на тебе гипс.

От бессилия пинаю лежащий рядом ящик с пустыми бутылками. Мне легче, пусть и не так эффектно, чем врезать по стене. Бряканье бутылок привлекло внимание прохожих и высунутую кудрявую голову:

– С тобой всё в порядке? Я… Я, пожалуй, поеду.

– Да, всё нормально, «гипноз» на меня специфически действует, – говорю я, пытаясь скрыть слёзы в глазах.

– Ну, тогда ладно, я всё оплатил и на столе оставил подарок. С днём рождения, дружище. Дэн хлопает меня по плечу и тихо, глядя в глаза, произносит:

– Дай возможность твоему завтра стать другим.

Рядом с нами остановилось такси, встав на аварийку.

– Завтра на свежую голову всё обдумаешь и решишь, не переживай. Самое худшее, что может случиться – это два отрубленных пальца. Всё, я погнал, завтра созвонимся.

Он садится на заднее сиденье и уезжает.

Да, выйти без куртки было не лучшим решением: ритмичное постукивание зубов мне это отчётливо даёт понять.

Вернувшись за свой стол, я обнаружил подарок – книгу и записку. Книга под названием «История моей жизни». А в записке только одно предложение – «Ты либо напишешь свою историю сам, либо это сделают за тебя». Книга оказалась с пустыми страницами, как это мило. Небрежно закидываю «подарок» во внутренний карман куртки и молча выхожу на улицу.

На улице поднялся ветер, и, ударив пыльным облаком в глаза, понёс мою неровную походку куда-то вбок. Протирая глаза, я не заметил, как наступил в здоровенную лужу. Ботинок моментально наполнился холодной водой, а я – яростью. Пнув лужу вторым ботинком, словно это она виновата во всех моих бедах, я начал по-детски топать ногами, вымещая всю злость.

В этот момент клочок бумаги с запиской от Дэна вывалился из кармана и медленно, даже как-то неестественно приземлился в лужу. Наклонившись, чтобы достать записку, я всмотрелся в отражение на замирающей ряби воды.

– Симба, ты ли это? Нет… всего лишь озлобленный заблудившийся человек на фоне мерцающих звёзд.

Всю дорогу до дома шёл в булькающих от воды ботинках. Предстояло хорошенько подумать, как поступить завтра… Любые перемены всегда вселяли страх.

Я даже не догадывался, что меня ждёт дальше…

Глава 2 – Подвал

Едва разлепив глаза, я на ощупь пытаюсь найти телефон, который, по моим подсчётам, звонит уже четвёртый раз. На экране довольная кудрявая физиономия. Кто ж ещё в такую рань будет звонить!

– Погоди, ещё 10 утра, какого чёрта?!

– Эй, соня, я уже отправил поисковую группу по твоему адресу. Сколь ж спать можно? У тебя в 12 встреча, и ехать не ближний свет. Ты меня слышишь?

– Даааа, – только и могу выдавить из себя этот звук, неуклюже идя в ванную комнату.

– Ну вот и славненько. Всё, что тебе нужно – это привести свою мордаху в человеческий вид и надеть что-нибудь приемлемое, а не те растянутые майки, лады?

– Ага-ага… – одной рукой чищу зубы, а второй ищу вечно теряющийся дезодорант.

– Ну, значит, с остальной частью ты легко справишься, доставив себя из точки А в точку Б. Всё досье… ну как досье, информацию о тебе я уже сбросил.

– Какую информацию ещё? – бурчу я с зубной пеной во рту.

– Потом сам всё узнаешь. Адрес запишешь или скинуть? И ещё извини за вчерашнее.

– Скинь, да… Всё норм, Дэн, не бери в голову.

Ещё раз смотрю в зеркало, пытаясь изобразить полуулыбку.

– В следующий раз просто подброшу тебе в еду горсть орехов, а твоя аллергия всё сделает за меня. Ты на глазах превратишься в здоровенную рыбу фугу, привяжу тебя ленточкой к столу и убегу.

– Неееееееет, это подло!

– Фууу-гууууууууу, – растягивая каждую букву, я кладу трубку, окончательно проснувшись.

– Так, посмотрим… Вернувшись в комнату, я окидываю взглядом тот бардак, который стал неотъемлемой частью моей жизни.

В детстве мне всегда говорили: «Всё должно быть на своих местах!» Кто я такой, чтобы нарушать это правило?

Подходя к монитору, стягиваю чёрную футболку, словно скатерть, покрывающую стол… Хммм, неплохо, но по шкале свежести 4 из 10… не пойдёт. Точным броском отправляю клубок чёрной ткани за тумбочку. А вот джинсы – вариант беспроигрышный! Нагибаюсь за ними под стул и, аккуратно стряхнув остатки прошлого вечера, натягиваю с закрытыми глазами.

Есть у меня один секрет, который позволяет одеваться быстро и без проволочек. Носки! Да, эти дивные хлопковые звери могут прятаться в самых неподходящих местах. Однажды я решил складывать их в задние карманы джинсов. И вуаля! Сколько сэкономленного времени! Перебирая майки, бухтя про себя считалочку «Не то, тоже не то, опять не то…», я всё же нахожу то, что нужно.

Да, видок у меня траурный: чёрные джинсы, чёрная майка и густые чёрные растрёпанные волосы! Я разве не говорил? В моей холостяцкой небольшой квартирке есть правило – никаких расчёсок и ложек для обуви! Расчёски, раздутые женскими волосами моих подруг, могут вполне сойти за будущего монстра из нового романа Стивена Кинга. А ложки? Они меня просто нервируют. Зачем они нужны, если есть пальцы? Урчащий желудок намекает, что лучше перекусить на месте. Беру телефон, чтобы посмотреть адрес:

 

– Тааак, Красный проспект 33, 8 этаж, кабинет номер 2.

Странно, я знаю это место. Центр города, я частенько прогуливался рядом, но точно знаю, что там нет таких высоких домов. Пишу в мессенджер: «Дэн, ты этаж не перепутал?». На ходу надеваю куртку и вижу кучу сообщений от босса. 14, о, уже 15 сообщений…

«Отчёт, мне срочно нужен отчёт!» – В диалоговом окне с аватаркой круглолицый лысеющий начальник спускал на меня очередную порцию задач. Мой начальник обладал одной особенностью. Никаких смайликов и грозный официальный тон с постоянным требованием и восклицательным знаком на конце! Однажды я решил «удивить» начальника своей пунктуальностью, зайдя в его кабинет, когда он был на обеденном перерыве. Подходя к столу, я увидел корешок книги с уже знакомой мне свастикой. Надеюсь, он не узнал о моей находке, а мои ответы в стиле «Ja ja» выглядели, как совпадение.

«Каждый развлекается, как может», – с этой мыслью я закрыл дверь и сбежал вниз по лестнице. Я вышел на улицу. Серый город встретил меня холодным пронизывающим ветром и такими же серыми тучами, нависшими над ним. Запрыгнув в такси и назвав адрес водителю, я достал телефон и решил проверить информацию от Дэна.

– Так, Красный проспект 33, тут 5 этажей, ошибки быть не может.

– Ты куда пропал? Я проверил, в этом здании 5 этажей.

… пишет в ответ.

– Извини, я на встрече, давай чуть позже, ок? … Адрес точно такой. Приезжай на место, дальше разберёшься.

Ладно, 8 этаж, так 8 этаж… В окне автомобиля проносились однотипные бетонные коробки, словно кто-то поставил фильм на перемотку.

Голова еще побаливала после вчерашнего, и закрадывалось сомнение, нужны ли мне эти перемены? Четыре долгих года я пыхтел и горбился, как ломовая лошадь, чтобы достичь хоть какой-то финансовой независимости. Чем дольше я работал, тем с большим удивлением обнаруживал, что с моих плеч свисают чьи-то короткие ножки. И уже не я говорю «Ja ja», а мой руководитель, подвесив передо мной морковку и нагружая всё новыми и новыми задачами.

– Мы приехали.

– Что, простите? – рассуждая на эту тему, я даже не заметил, как таксист приехал к месту назначения. – Да, извините, задумался.

Отдав пару купюр и вылезая из повидавшей виды иномарки, смотрю на здание и считаю: 1…2…3…4…5, где ещё 3-то?

Пишу в мессенджере:

«Ха-ха-ха. Шутник.»

В этот момент таксист уже отъехал, оставив меня с глупым выражением лица, озирающимся по сторонам.

– Эм… Ладно, раз уж я тут… Как там компания называлась? Посмотрим… Ага, СДО.

Пройдя здание от начала и до конца, я так и не нашёл этих 3-х букв. Обувной, магазин техники, кофейня – это пожалуйста. Зайдя в бизнес центр и спросив у охранника, знает ли он, где компания СДО, я получил лишь лаконичное «нет» и шуршание газеты. «Ну, хотя бы попытался» – подумал я и шаркающей походкой отправился в сторону остановки.

Долго ждать автобус не пришлось. Забравшись внутрь под подозрительный взгляд усатого водителя, я начал ковыряться в карманах, чтобы насобирать мелочь. Ритмично отстукивая пальцами знакомую мелодию, мужик мысленно прикидывал, заяц я или нет. И с каждой секундой склонялся ближе к первому варианту…

– О, нашёл, – я вытащил купюру из внутреннего кармана куртки, а шофёр с еле заметной грустью наклонился за сдачей.

В тот момент, когда я уже начал подыскивать свободное место, в глаз ударил блик от мигающего света. Механически зажмурившись, я отвернулся и увидел странную картину: вход в подвальное помещение с дёргающимся и моргающим светом. Сунув сдачу в мои руки, водитель уже нажал на педаль газа, и автобус тронулся.

– Стойте. СТОЙТЕ! – услышал я собственный голос и выпрыгнул наружу, ударившись о закрывающиеся двери.

Водитель ещё раз смерил меня взглядом и решил, что ехать с умалишённым – не лучшая затея. Он закрыл дверь и уехал, оставив меня одного с этим мерцающим светом из полуподвального помещения.

Я и не представлял, что именно в этот момент приму самое важное для себя решение.

Глава 3 – Наблюдатель

Отряхнувшись, я ещё раз посмотрел на место, откуда шёл мерцающий свет, и, уже не так уверенно, направился в его сторону.

Вход был, мягко говоря, потрёпанный. Со стороны это место запросто сойдёт за типичное овощехранилище: потрескавшиеся ступени с резким наклоном, перила, плохо прикреплённые к стене, и железная массивная дверь с выцветшей краской. Ещё раз оглянувшись по сторонам, я решил спуститься и узнать, что находится по ту сторону двери. Чем ниже я спускался, тем быстрее начинал мерцать свет. Я взялся за ручку, свет погас полностью. От неожиданности я резко дёрнул вниз и… Ничего. Дверь закрыта. Наглухо. Я, как идиот, уставился на этот кусок металла, не понимая, чего ожидать дальше.

– Ну, а на что я наделся? – негодуя, я поплёлся вверх по лестнице, как вдруг раздался резкий механический голос:

– Ручку вверх и на себя!

– Эмм, что, простите? – озираясь, я пытался найти источник звука и рядом с дверными петлями обнаружил небольшую камеру и, судя по всему, микрофон.

– Дверь открыта, просто потяните ручку вверх, – уже спокойным голосом ответил незнакомец.

Я спустился обратно и сделал ровно то, что было велено. Небольшое усилие, и дверь начала открываться, издавая неприятный скрежет.

То, что я увидел, не укладывалось в моей голове. Вместо пыльного помещения подвала я попал в просторный белый светлый зал с высоченными потолками. Всё увиденное напоминало лобби модного отеля в стиле минимализм, где из мебели была только мраморная стойка, за которой сидел мужчина, жестом призывая подойти. Прикрыв дверь и как-то извиняясь, я направился к незнакомцу в сопровождении гула от ботинок, ударяющихся об этот, казалось, стерильный пол.

– Здравствуйте, простите, вы не подскажете, где находится компания СДО? Я уже обыскал весь дом, и никто не слышал про эту компанию, ведь…

Не дав закончить, мужчина 40-45 лет в вязаном свитере, напоминающий скорее библиотекаря, чем администратора, сказал:

– Здесь, – и выдал пустой бланк. – Имя, дату и, пожалуйста, подпись, вот здесь.

Он протянул ручку и, как ни в чём не бывало, начал перекладывать бумаги за просторным столом. Вернув уже заполненный бланк, я стал ожидать дальнейших инструкций и тереть большой и указательный палец. В детстве это помогало сбросить нервное напряжение.

– У вас там свет моргает, – вымолвил я, чтобы хоть как-то заполнить эту угнетающую тишину.

– Разве? Теперь оставьте свой телефон и можете идти, вас уже ждут.

Он достал небольшую коробочку и аккуратно, взяв из моих рук телефон, положил внутрь, заперев на замок.

– Лифт справа, прямо по коридору, – указав направление, администратор полностью потерял ко мне интерес и продолжил заниматься своими делами.

Да, странное местечко. Подойдя к лифту и нажав на кнопку, я стал ждать, когда он опустится с 8 этажа. Чёрт возьми, опять этот 8 этаж! Даже если считать подвал как -1, то тут 6 этажей. Звук от прибывшего лифта и медленно открывающихся дверей прервал мои размышления. Зайдя внутрь, я нажал на цифру 8 и огляделся по сторонам. Так, он не едет. Ещё раз, нажав чуть сильнее, стал ждать… Ничего. А если нажать и не отпускать? Пробую – ничего.

Высунув шею за пределы лифта, я крикнул:

– У вас тут лифт не едет.

Не дождавшись ответа, стал жать на те, что поближе, а дальше – разберусь 7…6…5…4…3…2…1. После того, как мой палец надавил на цифру 1, раздался небольшой гул, и двери начали закрываться. Ну хоть что-то, ладно.

Выйдя из кабины лифта, я оказался в шумном офисе. Повсюду бродили люди, одетые по дресс-коду, и царящая вокруг рабочая атмосфера даже как-то расслабляла. Навстречу ко мне выбежала молодая высокая девушка с рыжими волосами, и, взяв за руку, потянула сквозь это море деловых сотрудников.

– Вас уже ждут, опаздывать в первый рабочий день – это так себе история.

– Подождите, какой рабочий день? Я же даже ничего не знаю ни о компании, ни о самой работе, – ответил я, слыша свой запыхавшийся голос, только и успевая уворачиваться от идущих навстречу нам людей.

Череда коридоров, кабинетов и людей, одетых в одно и то же, не заканчивалась. Моя спутница, ловко завернув за очередной поворот, толкнула свободной рукой дверь и жестом пригласила войти. Переступив порог, я прошёл в центр небольшой комнаты и оглянулся – помимо нас двоих никого не было. Я сел на небольшой стул и стал с любопытством наблюдать, что делает девушка. Мастерски включив проектор и веб-камеру, она смахнула выпавшую прядь рыжих волос и уже с улыбкой сказала:

– Добро пожаловать в СДО! Мой начальник сейчас занят, но наблюдает через эту веб-камеру. Я проведу короткий инструктаж, и, если всё пройдёт гладко, вы приступите к первому заданию.

– Девушка, эм, – посмотрев на её бейдж с цифрой 1 и не обнаружив имени, я смущённо продолжил. – Дело вот в чём – мой друг, видимо, решил пошутить и отправил вам моё резюме. Я понятия не имею, что это за компания, какую должность мне предлагают и вообще, почему забрали мой телефон?

– СДО – служба доставки ответов. А ваша должность – курьер.

На последний вопрос она решила не отвечать.

– Класс, а чего не доставщик пиццы? У меня солидный опыт работы, организаторские способности и вот это вот всё, что указано в резюме. Вы же его читали?

– Честно говоря, ваш друг отправил не совсем резюме, Алекс.

Услышав своё имя, я немного вздрогнул.

– Он отправил ссылки на ваши соцсети, и этого было вполне достаточно, чтобы понять, что вы за человек и подходите ли нам, как кандидат.

Она подошла к окну и, уже не глядя на меня, холодным тоном продолжила:

– Замкнутый, неуверенный, асоциальный, с раздутым эго молодой человек, который считает, что ему все должны, и пытается быть тем, кем не является. Я ничего не упустила?

В комнате повисла тишина.

– Да с чего вы это взяли? – глухо произнеся эти слова и заёрзав на стуле, мысленно продумываю план «деликатного» побега.

– Ни с чего, а с кого, – обернувшись на каблуках, она заглянула мне в глаза и продолжила, – С вас, Алекс, с вас.

Не дав мне шанса ответить, она, взяв с подоконника пульт, щёлкнула на кнопку. На экране замельтешили мои фотографии, сменяя друг друга.

Вот выпускной, где я со скошенным набок галстуком держу в руках две бутылки шампанского и что-то кричу в толпу одноклассников. А вот момент, где, сидя на свидании, закрываю глаза двумя креветками. А вот, в подтяжках, как коренной ирландец, на спор выпиваю безразмерный стакан пива, это вроде мальчишник. Картинки проносились так стремительно, что я удивился, сколько же их набралось. И на каждой из фотографий я не смотрел в камеру. Вбок, на кого угодно, но не в камеру. Словно озвучивая документальный фильм, девушка продолжила:

– Пусть вас не пугает старомодное название, мы IT-компания. Наш основатель разработал алгоритм, который умеет на 99.7% определять по описанию и фотографиям настоящую характеристику и особенности человека. Предоставив ответ в нужный момент, мы можем спасти множество жизней. Вот смотри, Алекс, – она решила перейти на «ты» и остановила этот вихрь картинок из моей жизни на уже знакомой мне фотографии.

Я помню этот день, как вчера. Ещё молодой парень, в затемнённых очках и нарисованной фломастером бороде, дурачась, тычет кулаком в камеру. На безымянном пальце сидит обручальное кольцо. На следующий день я собирался покончить с собой. Я опустил глаза, во рту пересохло, а по телу пошла дрожь.

– Извини, что пришлось напомнить об этом. – Девушка посмотрела сначала на меня, а потом в камеру, о которой я уже успел позабыть. – Тогда ты и попал в нашу базу, и мы… – в её кармане завибрировал телефон. Украдкой посмотрев на полученное сообщение, она отрывисто сказала, что ей надо срочно отойти, и уже за закрытой дверью я услышал, что она скоро вернётся.

Экран проектора погас, оставив меня наедине с собственными мыслями. Это был последний шанс, когда я мог оставить всё как есть и вернуться к прежней жизни. Воспользуюсь ли я им? Хм…

Глава 4 – Ответ

Я сидел, молча уставившись в потолок, размышляя, как ярко это воспоминание впечаталось в мою память. Прошло столько лет, а рана всё ещё кровоточит. Долго ждать не пришлось, кто-то негромко постучал в дверь, слегка приоткрыв её, и произнес:

– Пошли, ты должен это увидеть. Сейчас, – все та же девушка стояла в проёме двери и делала (или не делала) вид, что ничего не произошло.

Встав, я подошёл к веб-камере так близко, будто пытался разглядеть зрителя по ту сторону экрана. Интересно, он всё ещё наблюдает или давно отключился?

Девушка негромко кашлянула и продолжила:

– Алекс, у нас не так много времени, мне нужно срочно тебе кое-что показать.

Мы вышли в коридор и молча пошли по извилистому офисному туннелю. У меня было время разглядеть её чуть лучше. Она была высокого роста, 170-175 сантиметров, одета в строгую чёрную юбку и отлично подобранную светлую блузку. Хм, официально, но не слишком. В руке был белый конверт, который двигался в такт её уверенной походке. Подойдя к очередной двери, она приложила карту с доступом, висевшую на шее, и жестом пригласила войти.

Просторную комнату, в которой мы оказались, запросто можно было спутать с биржевым залом. Повсюду мониторы с бегущими строками. Только вместо курсов акций имена и какие-то порядковые номера. Пройдя в середину комнаты, я оглянулся и приметил необычный экран: строчки очень быстро сменяли друг друга то вверх, то вниз, словно турнирная таблица из игры.

– Алекс, когда-то ты попал в эту таблицу, и нам пришлось сильно постараться, чтобы изменить твоё решение покончить с собой, – последние слова она произнесла еле слышно.

– В соседней комнате находится мощная серверная инфраструктура, которая позволяет почти молниеносно собирать информацию о пользователях из соцсетей и на основе искусственного интеллекта присуждать им баллы. Одна комната – один город. Чем меньше баллов, тем ближе человек к депрессии или к совершению суицида. Вот, взгляни, – она указала на верхних участников.

У кого-то было 64 балла, у кого-то сорок, а у самой верхней строчки число баллов постепенно уменьшалось и остановилось на отметке 9.

– Не буду усложнять, Алекс, число баллов – это коэффициент уверенности в себе. Эти люди в списке попали в непростую ситуацию: у кого-то умер близкий родственник, кто-то стал банкротом, кого-то бросили, оставив на руках троих детей, а кто-то прямо сейчас борется с неизлечимой болезнью.

Внезапно верхняя строчка загорелась красным светом, а число баллов опустилось до 8.

– Восемь баллов – это отметка, когда мы можем вмешаться и постараться переломить ситуацию, иногда получается, иногда – нет. А вмешиваемся мы через курьеров, той самой должности, на которую мы тебя пригласили.

– Постой, вы меня пригласили? – я уже не понимал, что происходит: винегрет из мыслей о собственном дне Х, эта турнирная таблица, странная работа… Всё просто не укладывалось в моей голове. – Дэн сказал, что… – не успел я договорить, как рядом замигала вторая красная строчка.

– Это плохой знак! – она достала телефон и кому-то отправила короткое сообщение и, немного погодя, подняла глаза и продолжила, – Сейчас эти люди находятся на распутье и им предстоит решить – умереть или жить дальше.

– То есть, как решить?!

– Вот так. Решения подобного рода принимаются уже не головой и даже не сердцем.

Участница на первой позиции потеряла еще 2 балла, остановившись на отметке 6.

– Сколько у них есть времени? – запинаясь от волнения, спрашиваю я.

Она не отвечает.

– Сколько? – уже более настойчиво обращаюсь к ней.

– По-разному. Две, три, десять минут. Бывает, некоторые живут с этим выбором сутки.

– ТАК А ЧЕГО ЖЕ ВЫ ЖДЁТЕ, У ВАС НА ГЛАЗАХ ЛЮДИ УМИРАЮТ!

– Курьер уже работает с одним из них, – не отрываясь от экрана, она продолжила, – вопрос в том, примут ли эти люди наши ответы или нет.

– Ответы?

– Да, – коротко ответила она, словно это все объясняет.

– Ты уж, будь добра, поподробнее, я ничего не понимаю. Если эти два человека находятся на грани жизни и смерти, то какие ответы им нужны?

– СДО – служба доставки ответов, – в её голосе прозвучали уверенность и жёсткость: она говорит это далеко не в первый раз.

– Курьер доставляет ответ спрашивающему, а вопросы, как ты понимаешь, бывают разными: Смогу ли я влюбиться снова? Получится ли у меня вернуть все долги и закрыть обязательства? Хватит ли у меня сил побороть болезнь? Как теперь мне жить без него или неё?

Всё это – вопросы, на которые кто-то должен отвечать, и эти кто-то – мы.

Внезапно одна строчка с шестью баллами завибрировала и исчезла, словно её никогда там не было, освободив место второму участнику с отметкой в 8 баллов. Девушка громко вздохнула, закрыв глаза. Оцепенев, я неподвижно стоял, понемногу понимая, почему строчка пропала… Она как-то нервно поправила блузку и протянула мне тот белый конверт, о котором я успел позабыть.

– Здесь найдёшь все инструкции, Алекс, мне пора идти. Пойдём, я провожу тебя до лифта.

Весь путь мы шли в молчании.

Что же мне делать? Стоит ли мне брать на себя такую ответственность? Сейчас ответа я не знал…

Глава 5 – Список

Забрав свой телефон у администратора, который так и не поменял позы с прошлого раза, я побрёл в сторону выхода. Оказавшись на улице, телефон поймал связь и не переставал вибрировать, а живот начал урчать. Точно, я ведь даже не позавтракал! Нужно срочно закинуть в себя немного еды, и чашка кофе точно будет не лишней.

Идти долго не пришлось, неподалеку было отличное место: уютно и немноголюдно, одним словом, идеально для интроверта. Я зашел в кофейню, нос почувствовал запах свежеобжаренных зёрен, а жужжание кофемолки окончательно позволило переключиться. Забравшись в дальний угол и разглядывая меню, я увидел официантку:

– Добрый день, готовы сделать заказ или подойти чуть позже?

– Да. Мне, пожалуйста, двойной капучино и, я не знаю… любой фирменный завтрак.

– Будет сделано, – она улыбнулась и исчезла за стойкой бара, передавая заказ на кухню.

Из внутреннего кармана куртки я достал аккуратно сложенный конверт и долго смотрел на него, не решаясь раскрыть. Было ощущение, что, если я оставлю всё как есть и, вернувшись домой, постараюсь забыть этот день, как страшный сон, вся жизнь пойдёт по другому сценарию. Оставить всё как есть или довериться интуиции? Мои пальцы скользили по бумаге, а мозг лихорадочно думал. Нет, скорее сопротивлялся. Сделав небольшой надрыв, я выдохнул… Ну, осталось дело за малым. Тихонько потянув вбок краешек бумаги, я аккуратно открыл конверт и выложил содержимое на стол.

Внутри был обычный лист А4, на котором сверху была прикреплена небольшая фотография девушки и текст. Кажется, что-то вроде досье, хм… С фотографии на меня смотрела девушка с короткими светлыми волосами под каре и необыкновенно большими голубыми глазами. Такие фотографии обычно используют для документов. Написано было следующее:

«Мари, 24 года. Недавно узнала от лучшей подруги, что её молодой человек, с которым она хотела обручиться через 2 месяца, ей изменяет, причём очень давно. Вмиг все фантазии о шикарной свадьбе, на которой непременно должны быть все родственники, друзья, друзья друзей, и друзья друзей друзей, растаяли. Сегодня, (здесь стояла дата, время и место), она должна встретиться с женихом, который, благодаря нашим усилиям, не придёт.

Задача: Осторожно совершить контакт и изменить решение Мари о самоубийстве. Уровень сложности – 1.»

Перечитывая текст, я задавался вопросом, как СДО узнала эти детали? Например, место или то, что парень не явится на встречу. И что значит этот уровень сложности 1?

Принесли кофе и фирменный завтрак, который оказался сырниками с вареньем. Я поблагодарил официантку и сосредоточился на еде. Хватило меня ненадолго. «Они что, шпионят за людьми? Почему они знают всё вплоть до деталей…». Оу, оу… До меня только сейчас начало доходить: Мари должна быть в ресторане (я ещё раз сверил время на телефоне) через 40 минут! Закидывая в себя остатки сырников и допивая кофе, другой рукой я уже заказывал такси. Оставив на столе деньги и накинув куртку, я выбежал на улицу.

– Ну где же ты? – тихо сказал я, оглядываясь по сторонам.

Времени оставалось всё меньше, а напряжения в теле становилось всё больше. Да и что значит «Осторожно совершить контакт»? Можно неосторожно что ли? Подъехало такси. Сев на переднее сиденье и пристёгивая ремень, я сказал:

– Пожалуйста, чуть быстрее, я опаздываю.

Водитель молча кивнул, и мы поехали к месту назначения, огибая другие более медленные машины.

Добравшись до места, я выпрыгнул на улицу и сразу побежал к ресторану, указанному в том досье. Оставалось 4 минуты. Я быстро вошёл внутрь и начал искать девушку с короткими светлыми волосами. Заведение было большим и просторным, официанты лениво прохаживались мимо столиков, поправляя скатерти и расставляя столовые приборы, а я, точно не вписываясь в эту атмосферу, привлекал всё больше и больше внимания. Один из официантов настороженно спросил:

– Могу я вам чем-то помочь?

– Да… уф… вы видели здесь девушку с короткими волосами, – с лёгкой одышкой я наклонился, сложив ладони на колени.

– Минуту, я позову администратора, – бросив эти слова, официант махнул рукой, подзывая какого-то мужчину в чёрном костюме.

Минута! Да где же она!? В мою сторону быстрым шагом направился мужчина, держа в руках рацию. Слева я услышал какой-то шум: из туалета выбегала девушка с заплаканными глазами.

– Да вот же она! – не дав опомниться официанту, я развернулся и пошёл наперерез этой девушке.

Подходя к ней, я ещё раз обернулся – двое мужчин что-то обсуждали, смотря прямо на меня. Перебирая в голове все возможные варианты, я заплетающимся языком произношу:

– Ой, извините, девушка… Девушка (чуть громче), я потерял свой ингалятор, вы можете мне помочь? (Да что я несу, какой ингалятор?!)

 

Тело решило мне подыграть, и я демонстративно развожу руками. Она остановилась и посмотрела на меня, видимо раздумывая, помочь или уйти по своим делам. Выдохнув и смахнув левой рукой слезы, она холодно спросила:

– Да, конечно… Где вы его обронили?

– Я, не знаю, я, – заикаясь начал было я. – У меня слабое зрение.

Ну здорово, плохо видящий астматик-заика! Мы немного побродили по залу, заглядывая под сиденья бара, с включенным на телефоне фонариком. «Так, что дальше?» – проносилось у меня в голове.

– Извините, у меня кружится голова, и нужно срочно сесть и попить, чтобы восполнить запас жидкости…

Она смерила меня взглядом и начала было поглядывать на часы. Так, надо действовать!

– Я вас надолго не задержу, не оставите же вы астматика в беде? – приветливо улыбаясь, я отодвинул для неё стул и жестом пригласил сесть. Немного колеблясь, она села.

– Ладно, но не долго. Еще раз посмотрев на экран телефона, она сложила его в сумку и взяла меню.

К нам подошёл официант:

– Здравствуйте ещё раз. Что-то выбрали?

– Да, мне, пожалуйста, «Куба либре», – девушка отчеканила название этого коктейля и выразительно посмотрела на меня.

– А мне, – пробегая глазами по списку напитков, я сдался. —Мне, пожалуйста, то же самое. Отдавая меню официанту, я лукаво улыбнулся девушке. Когда мы оказались наедине, она спросила:

– Вы всегда восполняете запас жидкости этим коктейлем?

– О, нет! Только в особых случаях, обычно ингалятор висит у меня на шее, и моя жизнь в безопасности…

Взяв инициативу в свои руки, я задал вопрос:

– Что вас привело сегодня в это заведение и… немного огорчило?

Она слегка сжала губы и, нахмурив брови, подумала, стоит ли этому странному незнакомцу рассказывать, что случилось? Что-то в этом в парне её привлекало, но вот что?

В этот момент официант подошёл к нашему столу, поставил коктейль сначала девушке, затем мне и так же бесшумно удалился. Она сделала глоток и, поставив бокал, сказала:

– Скажем так, разочаровалась в некоторых людях.

Я решил промолчать, дав ей возможность продолжить.

– Когда я была маленькой и играла в куклы, то всегда представляла, что, когда вырасту, стану как эта Барби – длинноногой красавицей, которая обязательно найдёт своего Кена. А затем мы вместе с ним переедем в свой кукольный домик и станем полноценной семьёй.

Она опустила глаза и чуть тише продолжила:

– Вся жизнь стала репетицией перед этим событием. Я выросла, нашла своего Кена и была счастлива, а затем, – притронувшись к бокалу, она на миг застыла и, одёрнув руку, сказала:

– Ни кукольного домика, ни Кена не стало. Их никогда и не было, мой воспалённый мозг и глаза словно сговорились, и я просто не видела, что творилось у меня прямо под носом.

Её плечи содрогнулись, а с кончика носа начали падать слёзы. Чтобы как-то разрядить обстановку, я решил продолжить разговор:

– Знаете, в детстве у меня тоже были «куклы». Ну не Барби, конечно, а солдатики. И моя бабушка всегда говорила, что если я что-то сломаю, то мы потом просто пойдём в магазин и купим новых. Если я захочу, конечно… В магазине не всегда были те же самые солдатики, но что-то обязательно было. Может вам… Кстати, извините, я даже не знаю, как вас зовут?

– Мари, – она подняла на меня влажные глаза и потянулась за салфеткой.

– Очень приятно, Мари. Я Алекс… и.. гхм.. может, вам просто нужно отправиться в свой супермаркет и узнать, что там можно найти ещё, кроме Кена? Не столь важно играть с «кем-то», солдатики это или пластиковый Кен, сколько важно просто играть.

Она продолжала на меня смотреть с всё большим любопытством.

– Жизнь – это здоровенный супермаркет: ходишь-бродишь вдоль стеллажей, а потом – БАЦ, находишь то, что искал. А если это не то, что ж, можно всегда вернуться в супермаркет и взять что-нибудь другое. Мари, а ты знала, что если заглянуть в штаны Кена, там будет гладкая ровная поверхность, – заговорчески продолжил я, ожидая её реакции.

– Что, правда? – округлив глаза и улыбнувшись, сказала она. – Всё как в жизни, Алекс, надо за это выпить!

Мы, смеясь, чокнулись коктейлями. «Куба либре» оказался редкостной гадостью, а вот приятный осадок от этого разговора грел меня до конца дня. Я проводил Мари до дома и, уже полностью отрезвев, чувствовал, что, кажется, она больше не появится в этом списке. Или мне просто кажется? Ответ не заставил себя долго ждать…

Глава 6 – Пассажир

Как упал в кровать тем вечером, после встречи с Мари, в такой позе и проснулся. На теле и правой щеке отпечатался узор от мятой простыни, а прическа… хм, недурно, я запросто сойду за типичного хипстера. В зеркале мне улыбается симпатичный, хоть и растрёпанный парень, который никогда не испытывал дефицита внимания со стороны женщин, а вот застенчивость – это да. Не раз она ставила мне палки в колёса, а я глотал ртом воздух, как выброшенная на берег разноцветная рыбка.

Оделся я быстро, и на скорую руку сварганив бутерброд, уже нёсся по лестнице в ожидающее меня такси. Сев и захлопнув дверь, я решил, наконец, проверить сообщения. От Дэна пять непрочитанных. Так, посмотрим.

– Ну как первый день, воробушек?

– Алекс…

– Ау.

– Аууууууууу.

– ?????

И зачем ставить столько вопросительных знаков? Я написал, что в порядке и лучше расскажу всё при встрече. Следующие сообщения – волна спама, которая накрыла меня с головой. Сдуру когда-то оставил свой номер, и теперь каждый день мне высылают «выгодное предложение» от акции в ближайшем продуктовом до услуг маникюра. Я даже не знаю, как правильно пишется это слово, а не то, чтобы делаю его. Но хуже всего – сообщения от моего босса. Мой фюрер, кажется, решил спустить на меня всех собак. Посмотрел на время – 9:30. Я уже как 30 минут должен был быть в офисе, виляя хвостиком вокруг него. Ладно, чуть позже отвечу. Найду подходящее место, время и отвечу.

Таксист остановился у здания, и я снова испытал лёгкое волнение. Медленно иду в сторону подвала, меня одолевает мысль: «А что, если это был сон? Затяжной, насыщенный, похожий на реальность, но всё же сон?». Спустившись вниз, я дёрнул ручку, но дверь осталась неподвижной. Не успел я округлить глаза, как опять из динамика раздался уже знакомый мне голос:

– Вверх!

– Балин, – легко стукнув себя по лбу, я открыл дверь и уже увереннее направился к администратору за стойкой.

Всё осталось на своих местах.

– Свет, я вижу, вы починили, а вот ручка у вас всё так же сломана, – вместо приветствия начал я.

– А что не так с ручкой?

– Ну… дверь должна открываться при нажатии вниз, а не вверх…

– Кому должна? – администратор посмотрел на меня и, кажется, он шутил, пусть и в своеобразной для него манере.

– Не то, чтобы должна, но обычно дверь открывается иначе, – немного запинаясь, я вытащил телефон и, как в прошлый раз, в протянутом бланке заполнил имя и дату.

– Телефон вам на этот раз пригодится.

Мужчина за стойкой опять потерял ко мне интерес и только украдкой показал в сторону лифта. Подойдя к углу, он тихо произнёс, словно обращался не ко мне:

– Зачем придавать значение тому, как открывается дверь, если она открыта! Вот чудак…

Я зашёл внутрь лифта, палец потянулся к цифре 8 и, как и следовало ожидать, ничего не произошло. «Ладно, доеду до первого и узнаю, что не так с этим лифтом». Тыкаю на первый этаж и… Ничего! Да что ж такое-то! Пойду методом перебора. Тыкаю в цифру 2… Лифт зажужжал и, закрыв двери, поехал.

Приехав на второй этаж, я так же ожидал увидеть муравейник из людей. Однако за дверьми лифта меня ждал старый актовый зал, точь-в-точь, как в моей школе. Да что там… такой безликий зал есть в каждом учебном заведении. Деревянный видавший виды пол, стены с бежевыми обоями, из мебели только тумба, стоящая в конце зала, и множество рядов лавочек напротив неё. Хмыкнув, я двинулся к тумбе. Дверь лифта с лязгом закрылась, оставив меня наедине с собственными мыслями. «Может в тумбе есть конверт или очередная записка, которая даст больше ответов, чем вопросов?»

Проходя мимо рядов из сидений, я услышал шорох с левой стороны. Пожилой мужчина в сером костюме уборщика, согнувшись в три погибели, пытался что-то достать. Внезапно шорох прекратился, и, не оборачиваясь в мою сторону, мужчина громко заговорил:

– Ну, чего стоишь? Давай, иди, помоги старику.

Я подошёл ближе, пытаясь понять, что он ищет, и полушёпотом произнёс:

– Извините, а что вы ищете?

– Не что, а кого! – он всё дальше залезал под лавочку. Мне стало любопытно и я сел на корточки, пытаясь разглядеть «кого-то».

– Ну, видишь? – ещё раз произнёс он и в первый раз повернулся ко мне.

– Не-а, не вижу, – сказал я, про себя отметив, что в его возрасте начну пить таблетки по расписанию.

– Вот и я не вижу, – он как ни в чём не бывало вылез, небрежно отряхнулся и протянул мне жилистую руку.

Странно, этот старик выглядел иначе. Безусловно, морщины оставили свой след, но телосложение у него, как у тридцатилетнего здорового мужика. Как такое может быть? Я выпрямился и пожал руку:

– Я Алекс, – ожидая ответа, я чуть приподнял брови. Но, увы, ответа не последовало.

На груди этого старика я увидел все тот же знакомый мне бейдж, где вместо имени стояла цифра 2. Нарушив затянувшуюся паузу, я спросил:

– Так, а что… ой, кого вы искали?

Он пожал плечами и, как само собой разумеется, продолжил:

– Ну как кого? Тебя, Алекс, но раз ты сам себя не нашёл, то я точно не смогу.

– А зачем меня искать, вот он я! – решил я подыграть старику.

– Ты может и здесь да не здесь. – Уже серьёзным тоном он продолжил:

– Мне доложили, что ты вроде как «потерялся». Неужто так быстро нашёл себя?

Я непонимающе уставился на него.

– Ладно, пойдём, покажу тебе, сам всё увидишь.

Мы прошли к тумбе, он достал увесистую папку.

Немного полистав её, вытащил нужный листок и продолжил:

– Ага, ну вот оно, цитирую.

Приняв театральную позу и аккуратно достав очки, он начал читать:

«Я так устал, почему все дни пролетают так быстро? Почему жизнь проходит мимо меня? А я только успеваю делать вид, что всё нормально?»

Он легко кашлянул, и с хитрецой на лице сказал:

– А вот это отлично написано, Алекс.

«Если бы жизнь была автобусом, то я так бы и простоял на своей остановке всю жизнь, не зная, в какой автобус сесть, и не зная, куда он меня привезёт».

Он сделал паузу и скомкал этот листок:

– У тебя талант! ПОЭТИЧНО, – и бросил его мне прямо в лоб.

От неожиданности я опешил. Не знаю, что больше меня удивило. То ли откуда у него моя переписка, то ли кем он себя возомнил?!

– Эээ, послушайте, не знаю, где вы это взяли, но это точно не про меня!

– Разве? – он снова взял увесистую папку и начал пролистывать.

– Еще покидать в тебя чем-нибудь?

– Лучше не стоит, – выдохнув, я сдался. Конечно, я помню эти слова и кому писал.

– Послушай, Алекс, никто на самом деле не знает, кому в какой автобус нужно забраться, и уж тем более, куда он их привезёт. Да, можно предполагать, строить планы, например, визуализировать, – он расхаживал рядом с тумбой, и только одежда выдавала в нём уборщика, всё остальное: голос, речь, осанка, ясно давали понять, что он не только полы умеет мыть.

– Только водитель знает, куда он приедет, пассажир может только догадываться.

– Так, Алекс, ты и пассажиром боишься стать, не то что водителем!

– Это почему я боюсь? – возмутился я и сразу увидел, как старик поднял ладонь.

– Позволь я закончу. Ты боишься. Но страх не берётся из ниоткуда, его подпитывает нерешительность. А у тебя в жизни нерешительности хоть отбавляй. Ты даже слово «НЕТ» не научился говорить.

Он порылся в задних карманах и, вытащив горсть орешков (кажется, это был арахис), не раздумывая, начал в меня кидаться.

– Ну что, нравится? – кидая очередной орех и делая шаг ко мне, спросил старик.

– Прекратите! – уворачиваясь, я пятился назад.

– Я спрашиваю, ТЕБЕ НРАВИТСЯ? – он подходил все ближе и ближе.

– Нет…

Пара орешков прилетела мне в лоб.

– Что, Я НЕ СЛЫШУ? У МЕНЯ ПЛОХО СО СЛУХОМ!

– Говорю – нет!

– ЧТО «НЕТ»?!

– НЕ НРАВИТСЯ, – завопил я на старика, упёршись в лавочку, отходить дальше было некуда.

– Так что ж ты раньше не сказал? – старик положил оставшиеся орехи в карман, вернулся за тумбу и продолжил:

– Твоя нерешительность – твой страх. Твой страх – твой проезжающий мимо автобус. И пока ты не сделаешь шаг вперёд, ты так и не узнаешь, что бояться было нечего. Ты, Алекс, пропустил так много автобусов, ожидая, что кто-то возьмёт тебя за ручку и аккуратно посадит в кабину водителя, натянет фуражку на глаза и вручит карту, да? Ты этого ждёшь?

 

Я чувствовал, как кровь предательски прильнула к лицу и вспотели ладони.

– ТЫ ЭТОГО ЖДЕШЬ? – рявкнул старик и снова потянулся за орехами.

– НЕТ! ХВАТИТ.

– Ну и славненько, вот мы сейчас и проверим.

Он отошёл вбок от тумбы, сделал реверанс и пригласил пройти.

– Ну же! В моём возрасте в такой позе долго не простоишь, иди сюда.

Я зашёл за тумбу и уставился на уборщика, ожидая указаний.

– Мне что, за тебя всё сделать? Я не твой папочка, доставай телефон и звони.

– Кому звонить?

– Кому хочешь.

Он вернулся на первый ряд скамьи, сел и демонстративно уставился на меня немигающим взглядом.

«Ладно, – проносилось у меня в голове, – позвоню кому хочу». Долго выбирать не пришлось. Казалось, телефон раскалился от пропущенных звонков. У моего босса-фюрера была одна суперспособность – настойчивость. А, нет, ещё одна: доставать людей, превращая их жизнь в кошмар. Я уставился на телефон и, выдохнув, потянул за зелёный кружочек.

– Да… алло? – нерешительно произнес я.

– Какой алло? Где тебя черти носят?! ТЫ ВРЕМЯ видел? У меня совещание через 40 минут, и без твоего отчёта у меня будут проблемы! А раз у меня будут проблемы, то проблемы будут и у тебя!

Он ещё что-то не переставая тараторил в трубку, а я собирался с мыслями.

– Да, я знаю… но, – я начал было оправдываться, но мне не дали вставить ни слова.

Старик, сидя напротив меня, только прикрыл глаза рукой, что-то насвистывая себе под нос.

– Я ухожу, – вытащив из себя эти слова, услышал, как на том конце трубки повисла тишина.

– ДА я тебе кровь попью, ты потом ни в одну солидную фирму не УСТРОИШЬСЯ, – он перешел на крик. – ЭТО Я ТЕБЕ ОБЕЩАЮ!

Я почувствовал, как в горле поднялся комок, а от напряжения костяшки кулака побелели.

– ТЫ СЛЫШИШЬ МЕНЯ, КОЗЛИНА? Я УХОЖУ! НЕТ ТВОЕМУ ОТЧЁТУ И НЕТ ВСЕМУ ТВОЕМУ СУЩЕСТВУ, МНЕ ТОШНО ОТ ТЕБЯ И ВСЕГДА БЫЛО ТОШНО!

Я выкрикивал эти слова, сам удивляясь, как долго приходилось хоронить в себе эти мысли. Положив трубку, я посмотрел на старика. Он беззаботно грыз орешки. Перестав жевать, старик указал вниз, под лавочку, и как бы невзначай бросил:

– Алекс, а загляни-ка ещё раз, может на этот раз ты найдёшь то, что искал?

Он быстро подпрыгнул и начал бегать вокруг меня, напевая:

– Осторожно, двери закрываются, следующая станция…

Третий этаж? Что там? Мне предстояло узнать прямо сейчас.

Эксперт по банковским продуктам в ThaBank.ru. Совмещаю работу на портале с торговлей на московской бирже.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите свой комментарий
Пожалуйста, введите свое Имя