Руководство разумного инвестора. Единственный надежный способ инвестировать на рынке ценных бумаг

76

© Компьютерное изд-во «Диалектика», 2010, перевод, оформление, макетирование

© John C. Bogle, 2007

* * *

Полу А. Самуэльсону, профессору экономики Массачусетсского технологического института, нобелевскому лауреату, мудрецу инвестиций.

В 1948 году, будучи студентом Принстонского университета, я познакомился с экономикой по классическому учебнику Пола Самуэльсона. В 1974 году его работы пробудили у меня интерес к рыночному индексированию как инвестиционной стратегии. В 1976 году в своей колонке в Newsweek он высоко оценил создание мною первого в мире индексного инвестиционного фонда. В 1993 году он написал предисловие к моей первой книге, а в 1999 тепло встретил вторую. И сейчас, в свои девяносто с лишним лет, он остается для меня учителем, вдохновителем и кумиром.

Введение

Не превращайте выигрышную игру в проигрышную

Успешное инвестирование – это всего-навсего здравый смысл. Но, как говорится, это просто… но трудно. Как подсказывает обычная арифметика и подтверждает история, выигрышная стратегия инвестирования состоит в том, чтобы приобрести акции всех котирующихся на рынке национальных компаний по самой низкой цене. Таким образом вы гарантируете получение почти всей прибыли, которую приносят эти компании, будь то доходы в виде дивидендов или в виде роста стоимости акций.

Лучший способ реализации этой стратегии тоже несложен: инвестируйте в фонд, который имеет именно такой портфель акций, и никогда из него не выходите. Такой фонд называется индексным фондом. Чтобы было понятнее, объясню: индексный фонд – это просто корзина (портфель), в которой лежит очень много яиц (акций); корзина эта создана для того, чтобы имитировать общую производительность любого финансового сектора или рыночной отрасли [1]. В портфеле классического индексного фонда, по определению, представлены акции всего фондового рынка, а не несколько специально отобранных яиц. Такие фонды устраняют риск, связанный с каждой отдельной компанией, риск, связанный с секторами рынка, и риск предпочтений управляющего фондом, – при этом остается только общий риск фондового рынка (который сам по себе достаточно высок, не обольщайтесь). Индексные фонды компенсируют отсутствие повседневного азарта биржевого игрока поистине волнующей долгосрочной продуктивностью.

Индексные фонды устраняют риск, связанный с отдельными акциями, риск, связанный с рыночными отраслями, и риск, связанный с предпочтениями управляющего фондом. Остается только риск фондового рынка.

Это не просто книга об индексных фондах. Эта книга написана для того, чтобы изменить ваше представление об инвестировании. Потому что разобравшись, как на самом деле работают финансовые рынки, вы увидите, что только инвестирование в индексный фонд гарантирует вам достойную долю той прибыли, которую приносит бизнес. Благодаря магии сложных процентов ваше постоянно растущее богатство с годами будет приносить прибыль, которую безо всякой натяжки можно назвать фантастической.

Сейчас я веду речь о классическом индексном фонде – широко диверсифицированном, в портфеле которого собраны все (или почти все) акции фондового рынка США (объем которого достигает 15 млрд. долл.), работающем с минимальными затратами и не выплачивающем комиссионных консультантам, с низкой оборачиваемостью портфеля и очень высокой налоговой эффективностью. Такой индексный фонд попросту владеет корпоративной Америкой, покупая акции каждой компании на фондовом рынке пропорционально объему рыночной капитализации и затем владея ими в течение максимально длительного срока.

И не стоит недооценивать силу сложных процентов, начисляемых на прибыль наших компаний. За прошедшее столетие корпорации США создавали прибыль на свой капитал в объеме 9,5 % годовых. Рассчитаем сложные проценты и получим: через десять лет один вложенный доллар превратился в 2,48, через двадцать лет – в 6,14, через тридцать лет – в 15,22 долл.; через сорок – в 37,72 долл., через пятьдесят – в 93,48 долл. [2] Сложные проценты действительно напоминают магию, но в них нет ничего сверхъестественного. Можно сказать, что благодаря росту продуктивности, изобретательности и инновациям корпораций США капитализм создает богатство – и это неизменно выигрышная игра для инвесторов – владельцев акций компаний. Инвестируя в акции, невозможно проиграть.

Прибыль, создаваемая бизнесом, в конечном счете трансформируется в прибыль фондового рынка. Не представляю, какую долю этой прибыли вы заработали в пошлом. Но академические исследования предполагают, что, если вы средний инвестор в индивидуальные акции, ваш доход ниже дохода фондового рынка примерно на 2,5 % в год. Применив эту информацию к доходу в 12 % годовых, которые за последние 25 лет обеспечивали компании, входящие в индекс Standard & Poor’s 500 (S&P 500), можно предположить, что ваша прибыль составила ниже 10 % годовых. Результат: свою долю пирога фондового рынка, каким бы он ни был, вы получили меньше чем 80 %. Мало того, – как вы узнаете из главы 5, если вы типичный средний инвестор, ваш доход еще ниже!

Если вы не верите, что именно это и происходит с подавляющим большинством индивидуальных инвесторов, подумайте о незыблемых правилах самой обычной арифметики. Именно на этих правилах основывается игра. Все мы, инвесторы, получаем прибыль фондового рынка, которая распределяется среди всех нас. Если один получил прибыль больше, другой получит ее меньше, причем у второго она будет меньше ровно на столько, на сколько больше у первого. Без учета затрат на инвестирование вы проиграете столько, сколько выиграет фондовый рынок, и наоборот. Это так называемая игра с нулевой суммой.

Однако расходы на игру снижают выигрыш победителей и увеличивают потери для проигравших. Кто же побеждает? Думаю, вы знаете. Побеждают посредники – мужчины и женщины, работающие брокерами, инвестиционными банкирами, инвестиционными менеджерами, маркетологами, юристами, бухгалтерами, словом, все те, кто обслуживает операционную деятельность финансовой системы, – вот они-то по-настоящему выигрывают в игре под названием инвестирование. Крупье, как вы знаете, никогда не бывают в проигрыше. В казино всегда выигрывает заведение, на скачках – ипподром, в “Спортлото” – государство… Инвестирование ничем не отличается. После вычета затрат на инвестирование вы придете к выводу, что попытка выиграть у фондового рынка обречена на неудачу.

Да-да, после того, как вы вычтете из своих доходов издержки на финансовых посредников – комиссионные брокеру, издержки на операции с портфелем, расходы инвестиционного фонда, гонорары инвестиционным менеджерам, скрытые выплаты на рекламу и маркетинг, а также судебные издержки и попечительские гонорары, которые мы выплачиваем день за днем, год за годом, – вы поймете, что вам никогда в жизни не обыграть фондовый рынок. Трудно даже подсчитать, сколько книг написано и лекций прочитано о том, как легко выигрывать, но инвесторы на собственной шкуре знают – бесплатного сыра не бывает. Особенно если учесть расходы на приобретение этих самых книг по инвестированию… Проигрыш еще горше, потери еще значительнее.

Не превращайте выигрышную игру в проигрышную.

Удивительная магия увеличения прибыли за счет сложных процентов, внесшая свой вклад в долгосрочную продуктивность американского бизнеса, неизбежно трансформируется в не менее значительную прибыль фондового рынка. Однако эта кумулятивная (совокупная) прибыль страдает от жестокой тирании накапливаемых (совокупных) издержек инвестирования. Для тех, кто решился участвовать в игре, ставки на достижение приемлемых финансовых результатов безобразно низки. Даже простое участие в игре означает для среднего инвестора потерю значительной части прибыли, создаваемой фондовым рынком в долгосрочном периоде.

Большинство инвесторов на фондовом рынке думают, что смогут избежать издержек инвестирования благодаря тщательной проверке фондов и своим знаниям, а также если будут оперативно покупать и продавать акции, всегда на шаг опережая остальных игроков. Однако на самом деле все не так: если те инвесторы, которые покупают и продают последними, имеют хотя бы призрачный шанс на пристойную прибыль, то те, кто проявляют оперативность и расторопность, заранее обречены на убытки. Согласно результатам одного из исследований, самые активные трейдеры (составляющие примерно пятую часть рынка) обновляют свой портфель больше чем на 21 % в месяц. Когда доходность фондового рынка достигала 17,9 % годовых в период с 1990 по 1996 год, их издержки на инвестирование составляли примерно 6,5 %, оставляя их с прибылью не выше 11,4 % годовых. Выходит, они получали лишь две трети той прибыли, которую давал рынок.

 

Фондовые инвесторы абсолютно уверены, что им удастся без труда выбрать превосходных менеджеров фонда. В этом они ошибаются.

Инвесторы паевых фондов также заражены идеей собственного всеведения. Они выбирают фонды, ориентируясь на прекрасные показатели деятельности фондовых менеджеров за последние месяцы или даже годы, да еще нанимают консультантов, чтобы те помогали им в выборе. Но у консультантов это получается еще хуже, чем у инвесторов (см. главы 8, 9 и 10). Не слыша погребального звона по своей будущей прибыли, фондовые инвесторы, не колеблясь, платят огромные комиссионные и безумные гонорары, начисляемые фондами, да еще при этом незаметно для себя оплачивают скрытые, но не менее значительные операционные издержки, являющиеся следствием безостановочного обновления портфеля. Фондовые инвесторы уверены, что без труда выберут превосходных инвестиционных менеджеров. В этом они жестоко ошибаются.

Напротив, инвесторы, которые, раз вложив деньги, тут же выходят из игры и никогда не платят понапрасну, резко повышают свои шансы на солидную прибыль. Почему? Да потому что они покупают бизнес, а бизнес в целом приносит значительную прибыль, как за счет роста стоимости акций, так и в виде дивидендов. Да, отдельные компании нередко прогорают. Фирмы, строящие свою деятельность на заведомо неудачной идее, или не имеющие стратегической гибкости, или со слабым менеджментом неизбежно становятся жертвами созидательного разрушения – того естественного отбора, который характеризует конкурентный капитализм; но исчезают они лишь для того, чтобы освободить место для новых, более успешных [3]. Но в целом наша жизнеспособная экономика демонстрирует рост бизнеса в долгосрочном периоде.

В этой книге я расскажу вам, почему вы должны прекратить финансировать крупье финансовых рынков, которые неплохо наживаются на вас и на других таких же инвесторах, получая в год сумму порядка 400 млрд. долл. Кроме того, вы узнаете, насколько легко сделать простой шаг – купить весь фондовый рынок. А купив акции, вы должны немедленно покинуть казино и как можно дольше держаться от него подальше. Одним словом, ваша задача – один раз купить портфель, представляющий весь фондовый рынок, и не расставаться с ним никогда. Именно для этого и существуют индексные фонды.

Такая инвестиционная стратегия не только проста и элегантна. Законы математики, на которых она основано, нерушимы. До тех пор, пока мы, инвесторы, будем поддерживать теперешнее абсолютно ненормальное положение вещей на финансовых рынках; до тех пор, пока мы будем наслаждаться азартом (весьма дорого нам обходящимся) купли-продажи акций; до тех пор, пока мы не осознаем, что есть путь получше, – до тех самых пор предлагаемая в этой книге инвестиционная стратегия будет казаться парадоксальной. Но я прошу вас тщательно обдумать бесстрастные факты, которые вы найдете в этой маленькой книжечке. Если вы это сделаете, то тоже захотите присоединиться к инвестиционной революции и начнете вкладывать деньги по-новому, более экономно, более эффективно, даже более честно и, уж конечно, более продуктивно – ведь в первую очередь это соответствует вашим интересам.

Было бы большой самонадеянностью с моей стороны предполагать, что одна маленькая книжка способна разжечь пожар инвестиционной революции. Новые идеи, идущие вразрез с привычными аксиомами нашей жизни, всегда сталкиваются с недоверием, пренебрежением и даже страхом. Однако 230 лет назад такое положение вещей не испугало Томаса Пейна, чей трактат “Здравый смысл” (Common Sense), написанный в 1776 году, немало способствовал Американской революции. Вот что пишет, в частности, Томас Пейн.

“Возможно, чувства, которые вы обнаружите на следующих страницах, не в полной мере пока еще приняты обществом, чтобы завоевать его общее одобрение; длительная привычка думать только так, как считается правильным, дает поверхностное ощущение безошибочности такого образа мыслей и вызывает поначалу шумный протест против нарушения традиций. Но шум скоро стихает. Время меняет людей лучше, чем доводы разума.

…На следующих страницах я привожу лишь простые факты, ясные доводы и отстаиваю здравый смысл. Мне нечего заранее доказывать читателю, я хочу лишь, чтобы он освободился от предубеждений и предрассудков и дозволил своему разуму и чувству решать самим за себя, чтобы он опирался или по крайней мере не отрекался от своей подлинной человеческой природы и великодушно поднялся в своих взглядах много выше пределов сегодняшнего дня.” [4]

Как известно, убедительные и тщательно подобранные доводы Томаса Пейна одержали победу. Американская революция вызвала к жизни Конституцию США, которая и сегодня определяет обязанности правительства, граждан и общества. Вдохновленный его трудами, я озаглавил свою написанную в 1999 году книгу Common Sense on Mutual Funds (“Здравый смысл и паевые фонды”) и просил инвесторов самим освободиться от предрассудков и великодушно устремить их помыслы многго выше пределов сегодняшнего дня. В своей новой книге я вновь использую тот же подход.

Если бы я только “мог объяснить истинное положение вещей достаточному количеству людей, и объяснить достаточно основательно, глубоко и всесторонне то можно не сомневаться, что все бы всё поняли… а остальное приложится”.

В книге Common Sense on Mutual Funds я также применил к своей идеалистической сущности слова одного из новых журналистов Майкла Келли: “Вечная мечта (идеалиста) состоит в том, что если бы он только мог объяснить всё достаточному количеству людей, и объяснить основательно, глубоко, всесторонне – то можно не сомневаться, что все бы всё поняли и всё само бы собой уладилось”. Эта книга – моя попытка разъяснить финансовую систему тем из вас, кто готов слушать достаточно внимательно, вдумчиво и осмысленно, чтобы всё понять – а всё остальное приложится. Ну, может и не всё, но как минимум ваш личный финансовый успех.

Кто-то может предположить, что, в качестве создателя как фонда Vanguard в 1974 году, так и первого в мире индексного паевого фонда в 1975 году, я преследую собственный интерес, убеждая вас разделить мои взгляды. Именно так и есть! Но не потому, что это принесет мне богатство – я не заработаю на этом ни пенни. А потому, что знаю – все те элементы, на которых много лет назад был построен фонд Vanguard – его ценности, структуры и стратегии – обогатят вас.

В первые годы существования индексных фондов мой голос был гласом вопиющего в пустыне. Но потом появились и другие мыслящие и думающие пророки, чьи идеи вдохновляли меня на исполнение своей миссии. Сегодня многие из мудрейших и самых успешных инвесторов горячо поддерживают концепцию индексных фондов, а в академической среде эта поддержка достигает почти ста процентов. Но вам не обязательно верить мне на слово. Послушайте независимых экспертов, у которых нет никаких иных целей, кроме как донести правду об инвестировании. Их высказывания вы найдете в конце каждой главы.

Прислушайтесь, например, к одобрительным высказываниям Пола А. Самуэльсона, нобелевского лауреата и профессора экономики Массачусетсского технологического института, которому я посвятил эту книгу. Вот что пишет: “Мы, миллионы вкладчиков, можем под влиянием горячей проповеди Богла за двадцать лет превратиться в объект зависти всех соседей – а мы себе спокойно спим и не чешемся”.

Можно сказать по-другому, используя слова гимна шейкеров [6] бизнес инвестиционного менеджмента в целом абсолютно не добавляет прибыли всей совокупности покупателей. Так уж он устроен. Паевые фонды назначают 2 % комиссионных в год, затем брокеры советуют клиентам переходить из фонда в фонд, взимая за это еще 3-4% годовых. Бедняга средний инвестор получает от профессионалов товар очень низкого качества. Я считаю это омерзительным. Гораздо лучше быть частью системы, повышающей прибыль тех клиентов, которые покупают ее товар”.

Вильям Бернштейн, инвестиционный консультант (и невропатолог) и автор книги “Четыре столпа инвестирования” (William Bernstein, The Four Pillars of Investment Wisdom), утверждает: “Очень плохо, что вы вынуждены подвергаться рыночному риску. Только дурак идет на дополнительный риск, отказываясь от диверсификации и складывая все яйца в одну корзину. Избавьтесь от этой проблемы – купите хорошо управляемый индексный фонд, т. е. весь рынок сразу”.

Вот как об этом пишет лондонский Economist: “Суть в том, что по большей части фондовые менеджеры предлагают товар, не стоящий уплаченных за него денег. У них за отчетами о превышении рыночных показателей следуют отчеты о недостижении рыночных показателей. В течение долгосрочного периода едва ли хотя бы одному фондовому менеджеру удается переиграть рыночные индексы. [Фондовые менеджеры] подталкивают инвесторов вместо того, чтобы мудро распределить риски или тщательно выбирать объекты инвестирования, – вкладывать деньги в самые модные сегодня активы, причем часто именно в тот момент, когда те переоценены. И при этом они назначают своим клиентам высокие гонорары – за право терять их деньги… Один из уроков – преимущества инвестирования в индексные фонды… Вы вряд ли найдете фондового менеджера, которому бы раз за разом удавалось переигрывать рынок. Лучше инвестировать в индексный фонд, который обещает среднерыночную доходность, зато при значительно более низких издержках”.

 

Читатели, которых интересуют источники цитат, приведенных в разделах “Вы можете не верить мне на слово…”, и всех остальных, найдут их на моем сайте www.johncbogle.com. Я не счел нужным перегружать ценные страницы книги подробной библиографией, так что милости прошу на мой web-сайт. Вы даже не представляете, сколько выдающихся ученых и великих инвесторов, которым не раз удавалось переигрывать рынок, подтверждают и подчеркивают преимущества индексного инвестирования. Пусть их здравый смысл (если вы не доверяете своему) сделает вас всех мудрыми инвесторами.

От издательства

Вы, читатель этой книги, и есть главный ее критик и комментатор. Мы ценим ваше мнение и хотим знать, что было сделано нами правильно, что можно было сделать лучше и что еще вы хотели бы увидеть изданным нами. Нам интересно услышать и любые другие замечания, которые вам хотелось бы высказать в наш адрес.

Мы ждем ваших комментариев и надеемся на них. Вы можете прислать нам бумажное или электронное письмо, либо просто посетить наш Web-сервер и оставить свои замечания там. Одним словом, любым удобным для вас способом дайте нам знать, нравится или нет вам эта книга, а также выскажите свое мнение о том, как сделать наши книги более интересными для вас.

Посылая письмо или сообщение, не забудьте указать название книги и ее авторов, а также ваш обратный адрес. Мы внимательно ознакомимся с вашим мнением и обязательно учтем его при отборе и подготовке к изданию последующих книг. Наши координаты:

E-mail: info@williamspublishing.com

WWW: http://www.Williamspublishing.com

Глава первая. Притча

Семья Готроксов

Прежде чем начинать разговор о “индексных фондах” – или, если говорить простым языком, о паевых инвестиционных фондах, покупающих все акции на фондовом рынке США и владеющих ими, – надо разобраться, как работает фондовый рынок. Возможно, вот эта простая притча – мой вариант истории, рассказанной Уорреном Баффетом, председателем правления Berkshire Hathaway, Inc., в годовом отчете компании за 2005 год, – поможет вам понять безумие и неэффективность сложной и запутанной структуры финансового рынка.

Давным-давно жила-была…

…богатая семья – Готроксы. История ее, насчитывающая много поколений, привела к тому, что в нее входили тысячи братьев, сестер, теть, дядь и двоюродных братьев, и владели они ста процентами всех акций в США. Каждый год Готроксы пожинали плоды инвестирования: с каждым годом прибыли компаний росли и выплачиваемые ими дивиденды также увеличивались [7]. Все члены семьи равномерно богатели, и все было гармонично. Благодаря механизму действия сложных процентов за десятилетия богатство Готроксов многократно приумножилось, потому что они вели выигрышную игру.

Но однажды на горизонте появились сладкоголосые Помощники и убедили нескольких “умных” братьев Готроксов в том, что те могут получать прибыль больше, чем другие родственники. Для этого им нужно было лишь продать одни акции другим родственникам и в обмен купить другие акции. Помощники (они же финансовые посредники) сами произвели необходимые транзакции – и получили соответствующие комиссионные за свои услуги. Таким образом, структура собственности Готроксов была изменена, а собственность перераспределена между родственниками.

Удивительно, но рост благосостояния семьи замедлился. Почему? Семейная доля того большого пирога, который щедрая американская экономика выпекает каждый год – в виде выплаченных дивидендов и реинвестированной в бизнес прибыли, – составлявшая изначально сто процентов, уменьшилась, потому что часть дохода стали забирать Помощники.

Хуже того – если прежде семья платила только налоги на дивиденды, то теперь некоторые ее члены выплачивают дополнительно налоги на прирост капитала, появившийся в результате этой купли-продажи акций, что также уменьшало благосостояние семьи.

Умные братья поняли, что план по купле-продаже акций провалился, и решили, что им нужна профессиональная помощь в выборе акций для инвестирования. Они наняли экспертов по выбору акций – новые Помощники! – чтобы одержать верх над родственниками. Разумеется, эти инвестиционные менеджеры взимали плату за свои услуги. Поэтому когда год спустя семья оценила свое благосостояние, обнаружилось, что оно еще больше уменьшилось.

Более того, инвестиционные менеджеры в стремлении заработать как можно больше стимулируют активную куплю-продажу акций внутри семьи. В результате растут как их комиссионные, так и общая сумма налогов, которые должны выплачивать Готроксы.

“Что же, – рассуждают умные братья, – нам не удалось самим выбрать нужные акции и не удалось найти менеджеров, которые бы сделали это за нас. Что делать?” Несмотря на две уже допущенные ошибки, они решают нанять еще Помощников – самых лучших консультантов по вопросам инвестирования и финансового планирования, которые помогут им выбрать инвестиционных менеджеров, которые наверняка выберут нужные акции. Консультанты, разумеется, заверяют, что могут это сделать. “Только оплатите наши услуги, – говорят новые Помощники умным братьям, – и все будет хорошо”.

Доход семьи продолжает падать.

Наконец семья обратила внимание на тревожное положение дел и собралась, чтобы разобраться, как изначально 100 %-ная доля пирога – дивидендов и прибыли – сократилась до 60 %. Самый мудрый член семьи, старый дядюшка, сказал: “Комиссионные всем этим Помощникам и все лишние налоги вы выплачиваете прямо из общего семейного дохода. Вернитесь на исходные позиции – немедленно. Избавьтесь от всех брокеров, инвестиционных менеджеров, консультантов. И наша семья снова получит 100 %-ную долю пирога, который каждый год выпекает американская экономика”.

Избавьтесь от всех Помощников. И тогда наша семья снова получит 100 %-ную долю пирога американской экономики.

Остальные члены семьи последовали совету старого дядюшки и вернулись к первоначальной пассивной, но эффективной стратегии – держать в своем владении все акции корпоративной Америки и ничего не предпринимать. Именно это и делает индексный фонд.

…и Готроксы жили долго и счастливо

Добавляя четвертый закон к трем законам динамики, сформулированным Исааком Ньютоном, неподражаемый Уоррен Баффет так формулирует мораль этой истории: прибыль инвесторов снижается с ростом активности.

Это утверждение исчерпывающе, и мне остается только добавить, что в этой притче отражен глубокий конфликт интересов тех, кто работает в инвестиционном бизнесе, и тех, кто инвестирует в акции и облигации. Путь к благосостоянию первых заключается в том, что убедить клиентов “Не сидите, сложа руки. Делайте что-нибудь”. Но вторые, чтобы увеличить свое благосостояние, должны следовать противоположному правилу: “Не делайте ничего. Сидите сложа руки”. Именно таков единственный способ избежать игры, заведомо обреченной на провал, – попытки переиграть рынок. Когда бизнес услуг противоречит интересам клиентов, его реформирование – всего лишь вопрос времени.

Таким образом, мораль истории о семье Готроксов такова: залог успешного инвестировании – во владении компаниями и увеличении собственного благосостояния за счет дивидендов и роста капитализации американских – и мировых – компаний. Чем активнее инвестиционная деятельность, тем больше денег приходится отдавать финансовым посредникам и налоговым службам, тем меньше чистая прибыль, получаемая всеми инвесторами в целом. С другой стороны, чем меньше расходы, которые несут инвесторы в целом, тем больше получаемая ими прибыль. Это элементарно! В этом заключается смысл индексирования Можете не верить мне на слово…

Прислушайтесь к словам Джека Р. Мейера, бывшего президента Harvard Management Company и успешного предпринимателя, которому удалось увеличить Гарвардский благотворительный фонд втрое – с 8 млрд. долл. до 27 млрд. В интервью Business Week в 2004 году он сказал: “Весь инвестиционный бизнес – это гигантская афёра. Большинство людей считают себя способными найти менеджеров, которые будут демонстрировать высочайшую эффективность, но чаще всего они ошибаются. По моим оценкам, 85–90 % менеджеров показывают неудовлетворительные результаты. А поскольку они взимают плату за свои услуги и проведение транзакций, то их деятельность попросту разоряет клиентов”. Когда же его спросили, могут ли частные инвесторы извлечь какие-то уроки из деятельности Гарвардского фонда, Джек Мейер ответил: “Конечно. Во-первых, диверсифицируйте свой портфель, включив в него разнообразные классы активов. Во-вторых, стремитесь к максимальному сокращению расходов. Это значит, что вместо модных, но дорогих фондов лучше инвестировать в малозатратые индексные фонды. Наконец, делайте долгосрочные инвестиции. Все, что нужно инвесторам, по сути, – это чтобы индексные фонды поддерживали их расходы и налоги на низком уровне. Это несомненно”.

Об этом же, но с более научной точки зрения, говорит профессор Принстона Бертон Дж. Мэлкил, автор книги “Случайные блуждания по Уолл-Стрит” (Burton G. Malkiel, A Random Walk Down Wall Street): “Индексные фонды стабильно демонстрируют доходность, почти на два процентных пункта превышающую результаты инвестиционных менеджеров.

Опыт показывает, что инвесторы в индексные фонды обычно получают гораздо лучшие результаты, чем клиенты инвестиционных менеджеров, чьи высокие комиссионные за консультации и высокая оборачиваемость портфеля снижают общую доходность инвестированного капитала. Таким образом, индексные фонды  

Глава вторая. Рациональное изобилие

Бизнес превосходит все рыночные ожидания

Притча о семье Готроксов, рассказанная в главе 1, иллюстрирует основной принцип инвестирования, сформулированный Уорреном Баффетом: “Большинство инвесторов в целом могут заработать не больше, чем зарабатывает в целом их бизнес”. Рассказывая о Berkshire Hathaway, открытой акционерной инвестиционной компании, которой он управляет сорок лет, Баффет говорит: “Когда цена на акции некоторое время держится на необычайно высоком или низком уровне, ограниченное число акционеров – покупатели или продавцы – получают единовременные выгоды за счет тех, с кем они совершают сделку. Но со временем совокупный доход, полученный акционерами Berkshire, обязательно должен прийти в соответствие с доходами компании”.

“Со временем совокупный доход, полученный акционерами, обязательно должен прийти в соответствие с доходами компании”.

Как часто инвесторы упускают из виду этот принцип! И это несмотря на то что история, если только мы удосужимся изучить ее, совершенно явственно указывает на связь между доходами, полученными бизнесом в долгосрочном периоде (годовым дивидендным доходом и годовым ростом стоимости бизнеса) и совокупным доходом фондового рынка США. Вдумайтесь в это. Видите ли вы, что это все просто здравый смысл?

Вам нужны доказательства? Взгляните на рис. 2.1. Средняя совокупная годовая доходность акций в XX веке составила 9,6 %, что практически равно доходности инвестированного капитала в размере 9,5 % – 4,5 % дивидендного дохода и 5 % прироста доходов. Крошечную разницу в 0,1 % дает то, что я называю спекулятивным доходом. Его рассматривают и как просто статистическую погрешность, и как свидетельство общего роста стоимости акций, готовности инвесторов платить больше за каждый доллар инвестиции в конце периода по сравнению с его началом.

Рис. 2.1. Инвестиционный и рыночный доход – рост стоимости доллара в период с 1900 по 2005 год

За счет накопления сложных процентов эти доходы на 106 лет увеличились поистине ошеломляющим образом. Каждый доллар, инвестированный в 1900 году, при доходности инвестированного капитала в размере 9,5 %, к концу 2005 году превратился до 15 062 долл. [12]. Когда балом правит жадность, это значение держится на высоком уровне, когда преобладает надежда, – на среднем. Когда на рынке воцаряется страх, значение коэффициент цена/прибыль приобретает очень низкое значение. Таким образом, краткосрочные колебания экономики инвестирования, которая в долгосрочном периоде движется стабильно вверх, обусловлены прежде всего эмоциональным настроем инвесторов.

“Опасно… применять к будущему индуктивные рассуждения, основанные на прошлом опыте”.

Как видно из рис. 2.1, в то время как цены на акции нередко не соответствуют подлинной стоимости той или иной корпорации, в долгосрочном периоде побеждает реальность. Таким образом, несмотря на то, что инвесторы нередко считают прошлое прологом будущего, любая доходность фондового рынка в прошлые годы, включающая спекулятивный доход, представляет собой крайне ненадежное указание на то, чего можно ожидать в будущем. Чтобы понять, почему доходность в прошлом не позволяет предсказывать будущее, достаточно привести слова великого британского экономиста Джона Мейнарда Кейнса, написанные свыше 70 лет назад: “Опасно… применять к будущему индуктивные рассуждения, основанные на прошлом опыте, если невозможно определить четкие причины, по которым прошлый опыт был именно таким”.

Если же мы можем определить причины, по которым прошлый опыт был именно таким, то можно сделать обоснованные предположения относительно будущего. Кейнс помог нам решить эту задачу, отметив, что долгосрочный прогноз курса акций представляет собой сочетание предпринимательства (т. е. прогноз возможного дохода, который могут принести активы компании на протяжении всего периода их эксплуатации) и догадки (т. е. прогноза психологии рынка). Мне хорошо известны эти слова, потому что 55 лет назад я использовал их в своей дипломной работе в Принстонском университете, посвященной деятельности паевых фондов (выбор темы дипломной работы оказался пророческим, потому что потом всю жизнь я занимался именно паевыми фондами). Называлась моя работа “Экономическая роль инвестиционной компании”.

Двойственная природа доходности фондового рынка хорошо заметна, если посмотреть на изменения этого показателя в течение десятилетий. На основе идеи Кейнса я делю доходность фондового рынка на две категории: 1) доходность инвестиций (предпринимательство), состоящая из первоначального дивидендного дохода и его прироста с течением времени и составляющая, по сути, то, что мы называем внутренней, или реальной, стоимостью; и 2) спекулятивный доход, обусловленный влиянием меняющегося значения коэффициента цента/прибыль на курс акций.

Давайте начнем с доходности инвестиций. На рис. 2.2 показана средняя годовая доходность инвестиций в акции за десятилетия, начиная с 1900 года. В первую очередь обратите внимание на значительный вклад дивидендного дохода в общий доход за каждое десятилетие. В рассматриваемом периоде он всегда имел положительное значение, составляя в среднем 4,5 %, и только один раз выходил за пределы диапазона от 3 до 7 %. Затем обратите внимание на вклад прироста доходов в доходность инвестиций, который имел положительное значение во все десятилетия, кроме 1930-х годов – когда экономика США была подорвана Великой депрессией, – и обычно принимал значения в диапазоне от 4 % до 7 %, в среднем составляя 5 % в год. Совокупная доходность инвестиций примечательно стабильна; отрицательное значение она принимала только в однажды (опять-таки в 1930-е годы), в большинстве же случаев находясь в диапазоне от 8 % до 13 % при среднем значении 9,5 %.

Рис. 2.2. Доходность инвестиций по десятилетиям (процент/год)

Рассмотрим спекулятивный доход. По сравнению с относительно стабильным ростом дивидендов и приростом прибыли в рассматриваемом периоде, спекулятивный доход испытывал огромные колебания по мере того, как менялось значение коэффициента цена/прибыль (рис. 2.3). Увеличение значения коэффициента цена/ прибыль на 100 % (с 10 до 20) за десять лет соответствует годовой спекулятивной доходности в размере 7,2 %. Любопытно, что во всех без исключения случаях десятилетие, в котором спекулятивная доходность была отрицательной, сменялось десятилетием, когда она принимала положительное значение – тихие 1910-е и оживленные

1920-е, экономные 1940-е и процветающие 1950-е, унылые 1970-е и преисполненные надежды 1980-е – что свидетельствует о ярко выраженном принципе возвращения к среднему показателю

Эксперт по банковским продуктам в ThaBank.ru. Совмещаю работу на портале с торговлей на московской бирже.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите свой комментарий
Пожалуйста, введите свое Имя